SON XƏBƏRLƏR
Cəmiyyət və qadın
SƏHİYYƏ
Ədəbiyyat
Elm və texnologiya
çox oxunan

О войне Гейдара Алиева с армянской агентурой фашистов

10 May 2019 [01:09]

На первую декаду мая приходятся два важных события в истории Азербайджана: 9 мая здесь отмечается День Победы над фашизмом во Второй мировой войне, а 10 мая - день рождения общенационального лидера азербайджанского народа Гейдара Алиева.

 То обстоятельство, что эти два дня следуют один за другим, весьма символично, поскольку часть жизни Гейдара Алиева была очень причудливо связана с той войной и ее последствиями. 

Исследование некоторых рассекреченных документов из архива Службы государственной безопасности Азербайджана позволяет пролить свет как на некоторые ранее неизвестные страницы истории Второй мировой, так и на отдельные факты из жизнедеятельности Гейдара Алиева.

Из официальной биографии известно, что Гейдар Алиев, проработавший двадцать пять лет в системе органов безопасности, с 1964 года занимал пост заместителя председателя, а с 1967 года - председателя Комитета государственной безопасности при Совете Министров Азербайджанской ССР, ему было присвоено звание генерал-майора. 

При этом мало кому известно, чем конкретно он занимался в годы своей службы в органах госбезопасности советского Азербайджана, какими специальными операциями руководил. Сегодня мы имеем возможность приподнять завесу тайны не только современного Азербайджана, но еще и Советского Союза над одним из эпизодов деятельности Гейдара Алиева в системе органов госбезопасности.

Сегодня с большой степенью вероятности можно говорить, что переход Гейдара Алиева из органов внутренних дел на службу в системе государственной безопасности был в значительной мере обусловлен, если не предопределен, его вовлеченностью в проведение комплекса оперативных мероприятий по противодействию разведывательному органу абвера (военной разведки) "Дромедар", также известному под названием "Абвергруппа 114". Главной целью этих мероприятий были выявление и нейтрализация германской агентуры.

Особенностью "Дромедара" было то обстоятельство, что он был создан армянской политической эмиграцией, а если проще - дашнаками, и комплектовался исключительно этническими армянами, главным образом выходцами из Советского Союза. 

Преимущественно это были уроженцы Азербайджана и Абхазии, имевшие родственников на Кавказе. Именно с их помощью и осуществлялась агентурная и разведывательно-диверсионная работа. 

О существовании этого особого подразделения в структуре германской военной разведки на Восточном фронте советское военное командование и органы военной контрразведки СМЕРШ узнали в конце 1941 - начале 1942 года. 

Во время проведения провальной для Красной армии керченско-феодосийской десантной операции были захвачены документы одного из полевых пунктов "Дромедара" неподалеку от Керчи.

Изданный в 1952 году Министерством госбезопасности СССР "Сборник справочных материалов об органах германской разведки, действовавших против СССР в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов", рассекреченный в 2017 году, содержит следующую обобщенную информацию об этом подразделении военной разведки нацистов:

"Абвергруппа 114 до апреля 1943 г. находилась в подчинении Абверкоманды 101 и первоначально именовалась "Зондеркоманда "Дромедар". Орган возглавлял армянский генерал Драстамат Мартиросович Канаян (Дро). В апреле 1943 зондеркоманда получила самостоятельность, и ей был придан статус абвергруппы. Позывной - "Ирена".

Группа организовывала проведение разведывательно-диверсионных мероприятий и повстанческого движения в тылу Северо-Кавказского фронта и вела контрразведывательную работу на оккупированной территории Северного Кавказа.

Основной костяк сотрудников группы и агентов состоял из армян. Вербовщиками группы были ее официальные сотрудники - уроженцы Армении.

Часть завербованной агентуры проходила обучение на курсах разведчиков-радистов, а часть агентов направлялась в Варшавскую разведшколу. Обучение радистов вели сотрудники - уроженцы Армении. Одновременно на курсах занималось до 20 агентов. Негодные для разведки лица направлялись в строевую часть "Дромедара" (40-60 человек) и на охрану помещений группы.

Группа поддерживала связь со своей агентурой в советском тылу по радио. Для обратного перехода линии фронта давался устный пароль "Карс 11-01" или "1Ц Пушкин".

Группа имела четыре передовых разведпункта в прифронтовой полосе на Северном Кавказе:

1-й пункт - в ст. Николаевской близ Пятигорска. Начальник - Тигран Багдасарян (Тигрис). Осуществлял заброску агентов в районы Нальчика, Моздока, Ставрополя, Грозного и перевалов через Кавказский хребет.

2-й пункт - в Краснодаре под началом Арутюняна (Угрян). Вел заброску агентуры в районы Туапсе, Сочи и Черноморского побережья. В марте 1943 г. прибыл в Тамань и соединился с группой.

3-й пункт - в Ставрополе. Начальник - Богдан Юзбашев (Сметанов). Вел контрразведку на оккупированной территории Северного Кавказа. Насаждал своих агентов среди армянского населения.

4-й пункт располагался также в Ставрополе. Им руководил Геворков (он же Геворкян Николай), служивший ранее в СС, сын известного дашнакского лидера С.Джамаляна. Пункт вел антисоветскую пропаганду, создавал местные армянские комитеты и национальные формирования.

"Армянский национальный комитет" (АНК) вел пропаганду среди армян за создание "Великой Армении" под протекторатом Рейха. При отступлении немецких войск функционеры комитета оставляли на оседание свою агентуру, снабженную радиопередатчиками.

В июле 1944 г. абвергруппа была реорганизована. Часть ее сотрудников во главе с Т.Багдасаряном, сохранив наименование, была направлена в местечко Нидерзее (Восточная Пруссия), в ноябре 1944 г. - в Эшенбах (близ Берлина), в марте 1945 г. - в г.Гмюндт (Австрия).

Остальная часть личного состава выбыла в Белград, где на ее базе было развернуто подразделение "Айнхайт Штурм", также готовившее и засылавшее в советский тыл агентов-армян.

 В январе 1943 г. подразделение отбыло в местечко Кессельхели (Венгрия), при приближении передовых советских частей переместилось в г.Берген (остров Рюген, Германия), а в марте 1945-го - в г.Эгер (Чехословакия). Последним пунктом размещения группы был г.Парна близ Дрездена.

Как видим, советские органы госбезопасности в деталях знали о службе армян из "Дромедара", или впоследствии абвергруппы 114, в угоду интересам Третьего рейха. Но этому предшествовала многолетняя систематическая и скрупулезная работа советских контрразведчиков по сбору, анализу и систематизации разрозненной и противоречивой информации об их преступной деятельности. 

Начало этому делу положило указание Второго управления (контрразведка) МГБ СССР от 31 декабря 1943 года №2/6/31215 "об объединении всех материалов по немецкому разведывательному органу "Дромедар" в одно агентурное дело". Согласно этому указанию 2-й отдел МГБ Азербайджанской ССР месяц спустя, 31 января 1944 года, начал соответствующую работу, открыв агентурное дело №705 "Дромедар" ("Сообщники"). 

По нему предполагался сбор максимально возможного объема информации на всех лиц, кто мог быть так или иначе причастен к руководителям и ранее выявленным агентам "Дромедара". Их список был составлен, а потом регулярно дополнялся и корректировался Главным управлением контрразведки СМЕРШ или его фронтовыми управлениями.

По агентурному делу №705 "Дромедар" органами госбезопасности Советского Азербайджана были взяты на учет 30 человек, являвшихся уроженцами республики, наиболее известным среди которых являлся Гарегин Нжде, значившийся в списке под №11. Тот факт, что в списке активных пособников нацистов его имя значится не среди активных сподвижников Драстамата Канаяна, а во втором десятке, особо примечателен в свете того, что личность Нжде в современной Армении без каких-либо на то реальных оснований возведена на пьедестал национального героя, каковым он никогда не был. 

Не менее интересно основание, по которому он был взят на оперативный учет: как "организатор армянской национал-социалистической партии и член "Армянского национального комитета". То есть как создатель идеологии армянского нацизма, а не как коллаборационист. 

Впрочем, такое понимание сотрудниками органов советской госбезопасности места его личности в истории Армении сегодня во многом объясняет, почему именно ему, а не кому-либо иному из дашнаков, являвшихся реальными, а не виртуальными пособниками нацистов в годы Второй мировой войны, поставлен памятник в Ереване. Получается, что памятник ему был установлен именно как создателю армянской нацистской идеологии цегакрона, чтобы воочию показать всему миру, что Армения окончательно превратилась в нацистское государство, без всяких иных вариантов.

В материалах агентурного дела №705 "Дромедар" присутствует еще один пикантный факт, наличие которого в биографии Нжде очень не понравится нынешним апологетам его личности. 

При сборе данных по его окружению чекистами была установлена некая Варвара Бадаловна Агамалян (в списке взятых на учет по этому делу - №24), уроженка села Парага Ордубадского района Нахичеванской АССР, в 1920-1921 гг. активная дашначка и любовница Нжде.

 Она утверждала, что в указанное время он постоянно проживал в ее доме, превратив его в свою штаб-квартиру, и не бегал по горам, уничтожая азербайджанские села и скрываясь от красноармейцев.

 Получается, что Нжде никаких подвигов во имя идеи установления армянской государственности в Зангезуре в 1920-1921 гг. и не совершал, так как в это время находился за два горных хребта от этого района в окрестностях Ордубада, никуда не отлучаясь из высокогорного селения Парага. Впрочем, это совершенно другая история, которая требует дополнительного изучения и отдельного рассказа.

Завершая рассказ о германском разведывательном органе "Дромедар", следует сказать, что по линии госбезопасности Азербайджана оперативные мероприятия, связанные с розыском его сотрудников и агентов, были прекращены 12 августа 1955 года, а само агентурное дело переквалифицировано в информационное и сдано в архив. 

Из 30 взятых по нему на учет лиц 18 были или осуждены за сотрудничество с нацистами, или ликвидированы при задержании. В отношении 12 оперативное наблюдение было прекращено, так как ни в годы войны, ни спустя десятилетие после ее окончания никаких контактов между ними и предполагаемой нацистской агентурой зафиксировано не было.

А теперь настало время ответить, пожалуй, на главный вопрос этой статьи: какое отношение к этой истории имел Гейдар Алиев?

 Оказывается, самое прямое и непосредственное. 

С 1944 по 1955 год сначала в должности оперуполномоченного, потом начальника отделения и заместителя начальника отдела контрразведки МГБ-КГБ Азербайджанской ССР он непосредственно сам занимался, а затем координировал розыск германской агентуры на территории Азербайджана и в прилегающих к нему районах. Об этом свидетельствует его подпись на решении о переводе дела № 705 "Дромедар" из агентурного в информационное.

И еще один нюанс, важность которого могут оценить профессионалы спецслужб: согласно данному документу, в 1955 году Гейдар Алиев в звании капитана и в возрасте 32 лет являлся заместителем начальника отдела контрразведки республиканской госбезопасности. 

Обычно такую должность в органах МГБ-КГБ СССР занимали подполковники много более старшего возраста. Данный факт сам по себе как нельзя лучше характеризует Гейдара Алиева, указывает на масштаб его личности, интеллект, работоспособность, умение инициативно и самостоятельно планировать и реализовывать масштабные проекты, показывает все эти качества ярко в очень непростой работе чекиста в столь молодом возрасте.

Таким образом, вновь выявленный архивный документ позволил нам открыть новую, доселе неизвестную страницу в биографии великого человека.

Олег Кузнецов